Рахат Алиев: требую опубликовать опровержение

А что опровергать, объясните?

А ЧТО ОПРОВЕРГАТЬ, ОБЪЯСНИТЕ?

В прошлом номере мы рассказали историю вокруг «Нурбанка» и опубликовали письмо супруги одного из фигурантов скандала, исчезнувшего зампреда правления банка Жолдаса Тимралиева. Разумеется, что этот случай, в котором также замешан старший зять президента Рахат Алиев, как акционер «Нурбанка», не мог не заинтересовать не только нас, но и все журналистское сообщество мира. Однако «Нурбанк» за два дня до выхода нашей газеты распространил официальное сообщение, что, мол, СМИ, санкционировавшие якобы клеветническую информацию про банк, будут отвечать в судебном порядке. И действительно, в день выхода газеты к нам в редакцию с посыльным прислали следующее уведомление.

Претензия к редакции

Главному редактору газеты «Свобода Слова»

г-же Ергалиевой Г.

В газете «Свобода Слова» №5 (99) от 08.02.2007 года опубликованы две статьи на стр. 2 статья «Дело по Нурбанку», на стр. 4-5 статья «Нурбанк – отличный результат».

В данных статьях содержится клеветническая информация, порочащая честь, достоинство и деловую репутацию первого вице-министра иностранных дел Алиева Р.М., а именно, обвинение его в «прессинге Гилимова А. и Тимралиева Ж.». В частности, в статье «Дело по Нурбанку» указано, дословно «днем раньше супруги Гилимова и Тимралиева заявили, что прессингом руководил Рахат Алиев…» В статье «Нурбанк – отличный результат» целая глава под названием «Господин Президент» содержит письмо Армангуль Капашевой, состоящее сплошь из клеветнических измышлений о том, что якобы Алиев Р.М. избивал ее мужа, угрожал его жизни, насильственно удерживал в подвале банного комплекса, требовал сделать какие-то звонки, связанные с передачей здания бизнес-центра «Кен Дала». В главе «Рассказ Назиры» указывается, что Гилимова А. также якобы удерживали в каком-то доме и Алиев Р.М., дословно «хотел все силой, он хотел отнять какой-то бизнес».

В соответствии со ст. 21 Закона Республики Казахстан от 23 июля 1999 года №451-1 «О средствах массовой информации» журналист обязан не распространять информацию, не соответствующую действительности, уважать законные права и интересы физических и юридических лиц. Однако, несмотря на это, в вашей газете опубликовывается клеветническая информация об участии г-на Алиева Р.М. в давлении на Гилимова А. и Тимралиева Ж., в последующем исчезновении Тимралиева Ж.

В соответствии со ст. 19 Закона Республики Казахстан от 23 июля 1999 года №451-1 «О средствах массовой информации» требую опубликовать опровержение информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию первого вице-министра иностранных дел Алиева Р.М., распространенной в газете «Свобода Слова» №5 от 08.02.2007 года в статьях «Дело по Нурбанку», «Нурбанк – отличный результат».

Адвокат Балмагамбетова Л.Ю.

представитель Алиева Р.М.

08.02.2007 года.

 

Итак, г-н Алиев Р.М. требует через своего представителя, чтобы газета опубликовала опровержение информации, которую не мы добывали. Ее представила супруга пропавшего банкира Ж. Тимралиева Армангуль Капашева через открытое письмо президенту Назарбаеву и повторила, как и супруга другого банкира Гилимова А. – Назира, на брифинге для СМИ в своей квартире соответственно 4 и 5 февраля. Поэтому встает логичный вопрос: как редакция может опровергнуть историю, рассказанную Армангуль и Назирой для всех без исключения СМИ в открытой, не запрещенной законом форме? Как мы будем опровергать, что 18 января  Тимралиев и Гилимов обманным путем были привезены в банный комплекс, где на них было оказано физическое и психологическое давление по приказу акционера банка г-на Рахата Алиева, если это рассказ самих банкиров, переданный через жен, а не вымысел газеты «Свободы Слова»?

Г-н Алиев и его представитель могут сколько угодно напирать на статью закона о том, что мы распространили непроверенную информацию. Так давайте проверим! Во-первых, почему сразу же после брифинга жен банкиров Гилимов А., который находился дома под подпиской финполиции, был сразу же арестован и изолирован? Может, чтобы ни мы, ни другие издания не могли у него лично удостовериться в правдивости информации, как у непосредственного участника тех событий? Во-вторых, как нам стало известно, Абильмажен Гилимов, бывший председатель правления «Нурбанка», перед арестом 7 февраля успел подать заявление в ДВД города с просьбой расследовать события 18 января о похищении его и Тимралиева по приказу Рахата Алиева и того, что там происходило. Такое же заявление по четырем адресам (в ДВД Алматы, в КНБ, прокуратуру и Администрацию президента) сделала и супруга пропавшего Жолдаса Тимралиева. Надеемся, что следствие началось и надо дождаться результатов. Если в это дело опять не вмешаются высокопоставленные чиновники, как это было с расследованием убийства Сарсенбаева и его помощников, то мы имеем шанс получить объективную информацию о том, что Р. Алиев и его представитель называют в своей претензии к газете «сплошь клеветническими измышлениями». Теперь сам г-н Р. Алиев должен быть заинтересован больше всех в расследовании этого дела, чтобы иметь уже неопровержимые доказательства, что он оклеветан. Если следствие не установит фактов похищения и пыток. Разве не так?

И, наконец, я обращаюсь к представителю Р. Алиева – адвокату Л. Балмагамбетовой. Вы пишите в своей претензии, что мы опубликовали клеветническую информацию. Но давайте подумаем, почему информацию одних, в частности, жен банкиров, которым по-человечески больше верится, так как их мужья пропали, вы называете клеветой, а, согласно содержанию претензии, мнение своего поручителя, что он оклеветан, – истиной? Или у нас зять президента, как жена Цезаря, вне подозрений? Почему мы должны верить на слово адвокату, без каких-либо представленных оснований?

Когда дерутся верблюды

Мы прекрасно понимаем, что скандал вокруг «Нурбанка» не является простым, как трешка. Здесь, похоже, разговор идет на сотни и сотни миллионов. И газета вообще не берется пока судить о финансовой коллизии, случившейся в банке. Нет двусторонней информации. Обвиняемые или пропали, или их закрыли. И мы не можем у них спросить, за что против них возбуждено уголовное дело. Финполиции мы тоже, по опыту того же дела против Булата Абилова (сплошь надуманного), не склонны верить. И поэтому утверждать, что в «Нурбанке» было «серьезное преступление», как уже заявила та же Дарига Назарбаева (то ли как жена акционера, то ли как депутат парламента), мы не будем, так как это нарушение презумпции невиновности. Но нас интересует другая, подводная линия этого очередного не финансового, а политического скандала.

В каждом народе есть одна и та же поговорка. По-казахски она звучит так: когда дерутся два верблюда, умирают мухи. В истории с «Нурбанком», как мы понимаем, тоже гибнут «мухи».

Во-первых, сегодня финполиция взялась за 40, если не больше, предприятий, которые имеют и не имеют отношение к банку. Замораживаются счета, ведутся допросы, кое-где закрываются компании.

Во-вторых, разыскиваются люди, не имеющие отношение к банку, но которых подозревают в сговоре с Гилимовым и Тимралиевым, а вдруг они подельники? Хотя это обычные бизнесмены.

В-третьих, арестованы четверо полицейских, которые обвиняются в вооруженном нападении на банк 31 января, когда супруга Тимралиева заявила о пропаже мужа. Арестован замначальника ДВД Алматы Самалихов, давший санкцию на выезд полицейских в банк, а также отстранен от должности Кадыргожаев – начальник СОБРа того же ДВД. Кроме того, в знак протеста подали рапорта об отставке десятки полицейских, потому что возмущены несправедливым арестом товарищей по службе.

Вот сколько людей сегодня жертвуют своими «чубами». И все они оказались элементарно подставленными чиновниками и сановными родственниками. А ведь не было бы столько жертв, если бы эти господа, во-первых, не превышали полномочий и не заставляли людей исполнять незаконные приказы, во-вторых, несли моральную ответственность за своих людей.

Например, за что сегодня страдают полицейские? Как стало известно из рассказа супруги Гилимова, он является двоюродным братом акима Алматы Имангали Тасмагамбетова. На брифинге стало также известно, что в тот вечер, 31 января, когда Тимралиев, по словам его супруги, насильно удерживался в «Нурбанке»,  родственники обратились за помощью к Тасмагамбетову. Не по устной ли просьбе акима Тасмагамбетова замначальника ДВД Самалихов послал отряд в банк, чтобы вызволить Тимралиева? И взял на себя решение не по рангу, поэтому сегодня обвиняется в превышении полномочий.

По-человечески действия акима и замначальника ДВД можно было бы понять, если бы сегодня полицейские и их непосредственные начальники получили должную поддержку того же акима Тасмагамбетова, полномочий и влияния которого вполне достаточно, чтобы не бросать людей в беде. Аким должен был заявить, что полиция выехала в банк по его распоряжению. Но ведь аким так не заявляет.

Разве это не напоминает историю с атакой полиции на мкр. «Шанырак»? Ведь на такую операцию тоже нужна санкция, и по сегодняшним оправданиям акима Тасмагамбетова очевидно, что такую санкцию на штурм давали или он, или нижестоящие акимы. Но в результате страдают другие – один полицейский погиб, десятки домов разрушены, получился большой скандал, а за решеткой в суде находятся более двадцати человек.

И тут же встает другой вопрос: имел ли право Рахат Алиев приказывать спецохране президента (СОП) арестовывать полицейских? Ведь СОП должна охранять Назарбаева, а не его зятя.

 

Мы прекрасно понимаем, что скандал вокруг «Нурбанка» не является простым, как трешка. Здесь, похоже, разговор идет на сотни и сотни миллионов. И газета вообще не берется пока судить о финансовой коллизии, случившейся в банке. Нет двусторонней информации. Обвиняемые или пропали, или их закрыли. И мы не можем у них спросить, за что против них возбуждено уголовное дело. Финполиции мы тоже, по опыту того же дела против Булата Абилова (сплошь надуманного), не склонны верить. И поэтому утверждать, что в «Нурбанке» было «серьезное преступление», как уже заявила та же Дарига Назарбаева (то ли как жена акционера, то ли как депутат парламента), мы не будем, так как это нарушение презумпции невиновности. Но нас интересует другая, подводная линия этого очередного не финансового, а политического скандала.

В каждом народе есть одна и та же поговорка. По-казахски она звучит так: когда дерутся два верблюда, умирают мухи. В истории с «Нурбанком», как мы понимаем, тоже гибнут «мухи».

Во-первых, сегодня финполиция взялась за 40, если не больше, предприятий, которые имеют и не имеют отношение к банку. Замораживаются счета, ведутся допросы, кое-где закрываются компании.

Во-вторых, разыскиваются люди, не имеющие отношение к банку, но которых подозревают в сговоре с Гилимовым и Тимралиевым, а вдруг они подельники? Хотя это обычные бизнесмены.

В-третьих, арестованы четверо полицейских, которые обвиняются в вооруженном нападении на банк 31 января, когда супруга Тимралиева заявила о пропаже мужа. Арестован замначальника ДВД Алматы Самалихов, давший санкцию на выезд полицейских в банк, а также отстранен от должности Кадыргожаев – начальник СОБРа того же ДВД. Кроме того, в знак протеста подали рапорта об отставке десятки полицейских, потому что возмущены несправедливым арестом товарищей по службе.

Вот сколько людей сегодня жертвуют своими «чубами». И все они оказались элементарно подставленными чиновниками и сановными родственниками. А ведь не было бы столько жертв, если бы эти господа, во-первых, не превышали полномочий и не заставляли людей исполнять незаконные приказы, во-вторых, несли моральную ответственность за своих людей.

Например, за что сегодня страдают полицейские? Как стало известно из рассказа супруги Гилимова, он является двоюродным братом акима Алматы Имангали Тасмагамбетова. На брифинге стало также известно, что в тот вечер, 31 января, когда Тимралиев, по словам его супруги, насильно удерживался в «Нурбанке»,  родственники обратились за помощью к Тасмагамбетову. Не по устной ли просьбе акима Тасмагамбетова замначальника ДВД Самалихов послал отряд в банк, чтобы вызволить Тимралиева? И взял на себя решение не по рангу, поэтому сегодня обвиняется в превышении полномочий.

По-человечески действия акима и замначальника ДВД можно было бы понять, если бы сегодня полицейские и их непосредственные начальники получили должную поддержку того же акима Тасмагамбетова, полномочий и влияния которого вполне достаточно, чтобы не бросать людей в беде. Аким должен был заявить, что полиция выехала в банк по его распоряжению. Но ведь аким так не заявляет.

Разве это не напоминает историю с атакой полиции на мкр. «Шанырак»? Ведь на такую операцию тоже нужна санкция, и по сегодняшним оправданиям акима Тасмагамбетова очевидно, что такую санкцию на штурм давали или он, или нижестоящие акимы. Но в результате страдают другие – один полицейский погиб, десятки домов разрушены, получился большой скандал, а за решеткой в суде находятся более двадцати человек.

И тут же встает другой вопрос: имел ли право Рахат Алиев приказывать спецохране президента (СОП) арестовывать полицейских? Ведь СОП должна охранять Назарбаева, а не его зятя.