Таблетка аспирина для египетской революции


Египетская революция, как известно, успела получить, как минимум, три прозвища. Демонстранты назвали ее «Днями гнева», журналисты — «революцией блогеров», а политики, привыкшие с 2005 года раздавать подобным восстаниям растительные имена — «финиковой революцией». Теперь же события в Египте, похоже, рискуют получить новое, не слишком лестное наименование — «половинчатая революция».

Опасность эта возникла по двум причинам. Во-первых, из-за того, что лагерь манифестантов как бы раскололся на две половины — одна из них требует немедленной отставки президента и правительства, другая пошла на переговоры с представителями правящего режима и, кажется, готова принять вариант с «регулярными» выборами. Во-вторых — из-за двойственной позиции США и стран Запада, которые в последнее время сделали все возможное и невозможное, чтобы перевести народный гнев в безопасное русло и превратить революцию в громкий, но вполне мирный процесс передачи власти в Египте от одного не то лидера, не то диктатора — другому такому же.

Последнее обстоятельство совершенно не устраивает демонстрантов на каирской площади Тахрир. На выходных и в начале недели их количество здесь заметно поубавилось. После «марша миллионов», когда здесь собирались более 2 млн. человек, в центре египетской столицы постоянно дежурили тысяч двадцать-тридцать. Однако теперь, когда вариант с «почетным уходом» Мубарака в сентябре и «воцарением» его вице-президента Омара Сулеймана стараниями США становится все более реальным, в стране вновь поднимается волна народного гнева.

Во вторник по Египту прокатились антиправительственные демонстрации — в Каире, Александрии и других крупных городах. На площадь Тахрир в центре столицы вышли сотни тысяч людей — больше, чем когда-либо с 25 января, когда начались протесты.

У демонстрантов объявился новый лидер — им стал руководитель египетского отделения компании Google Ваэль Гхоним, уроженец Дубаи, проведший в Египте много лет. Именно он, когда власти оборвали в стране доступ к социальным службам Twitter и Facebook, придумал «обходную» систему, позволяющую египетским демонстрантам надиктовывать свои сообщения прямо по телефону через специальную голосовую службу Google.

По непроверенным данным, Ваэль Гхоним является также создателем известной страницы в Facebook под названием «Мы все — Халеды Саиды» (напомним, Халед Саид — 28-летний каирский блогер, до смерти забитый резиновыми дубинками 28 января во время демонстрации), через которую египетская молодежь до сих пор координирует свои акции протеста.

Ваэль Гхоним был даже задержан подчиненными Омара Сулеймана — сотрудниками египетских спецслужб. Выступая вчера перед митингующими, он рассказал, как его схватили на улице, вчетвером затолкали в служебный автомобиль и в течение 12 суток продержали неизвестно где с завязанными глазами.

Тем временем США в ультимативной форме потребовали от египетского руководства расширения переговорного процесса с оппозицией. Американский вице-президент Джо Байден связался по телефону со своим египетским коллегой Омаром Сулейманом и подчеркнул, что проходящий в данный момент «национальный диалог» (так с легкой руки Хосни Мубарака стали называть нынешние переговоры) должен включать в себя «самый широкий спектр оппозиции».

Кроме того, американское руководство настаивает на немедленном исполнении одного из ключевых требований демонстрантов — продолжающееся с 1981 года чрезвычайное положение в стране должно быть отменено. Днем ранее официальный спикер Белого дома Роберт Гиббс призвал египетское руководство приступить к осуществлению мер по проведению «необратимых демократических реформ» в стране. Процесс подготовки к свободным и честным выборам должен начаться уже сейчас, — подчеркнул Гиббс.

В ответ Омар Сулейман заявил, что в его распоряжении имеется график мирной передачи власти в Египте. Он пока не был опубликован, так что заявление это остается голословным. Но что особенно важно — собравшиеся на площади Тахрир демонстранты не склонны соглашаться ни с тем, что руководить передачей власти станут те, против кого они, собственно, протестуют, ни с тем, что власть, возможно, будет передана из рук в руки от президента к вице-президенту. Они по-прежнему считают подобную «демократическую процедуру» обманом. Но ничего другого они от Сулеймана не услышали.

Зато слово вновь взял президент Мубарак. Он объявил о том, что назначил комиссию по подготовке изменений в Конституцию страны. В нее вошли 11 видных юристов, в число которых известные противники режима Мубарака. Эта комиссия призвана разработать новые статьи Основного закона, в которых будут упрощены требования, предъявляемые к кандидатам в президенты, и ограничено количество периодов президентского правления. Заявил Хосни Мубарак и о создании комитета, который будет контролировать проведение реформ в жизнь.

Однако выступление президента протестующие египтяне, похоже, не приняли всерьез. «Нам уже много чего наобещали, — пишут в эти дни некоторые из них в своих блогах, — но смысл обещаний сводится к одному: разойдитесь по домам, а мы сами, без вас, решим, кому передать власть так, чтобы не передавать ее никому. Все эти выступления — не более чем таблетка аспирина для революции. Нам она не нужна».