Оргпытки. Выпускник девятого класса Геннадий Докучаев рассказывает о первом из череды госэкзаменов

Первый день после последнего звонка — ​и сразу экзамен. По английскому языку. Он делится на две части — ​письменную и устную — ​и, соответственно, проходит два дня — ​24 и 25 мая.


Начало всех ОГЭшных экзаменов — ​в десять утра, но приходить требуют к девяти, к началу регистрации. На практике все начинается в 8.20: тогда подходят и сопровождающие, часто классные руководители, и ворота школы отворяют перед всей толпой трясущихся то ли от страха, то ли от утреннего холода ребят.


Все сумки сдаются сопровождающему — ​наш их брать отказался, потому просто свалили в холле. Потом регистрация по паспорту и тщательный досмотр металлодетектором. Мне не разрешили пронести еще одни очки и монетку, хотя они даже не пищали. Как я мог использовать их в корыстных целях — ​неясно. В итоге досмотр я успешно прошел только с шестого раза.


Когда после досмотра скапливается небольшая группа ребят, сопровождающие ведут их к аудиториям, где они тусуются до 9.45: пьют воду из пластиковых стаканчиков и нервно шутят.


При заходе в аудиторию надо снова зарегистрироваться по паспорту, и каждый раз, когда ты будешь входить в класс, нужен будет паспорт. Иначе — ​не по процедуре.


Когда все уже расселись, организаторы читают инструкцию по бумажке (с запинками — ​сами волнуются), и мы все вместе начинаем ожидать минуту, когда нам раздают файлы с регистрационными бланками и заданиями. Бланк заполнили — ​снова ожидаем определенной минуты и приступаем к выполнению.


Письменную часть за учебный год я успел натренировать. Задания типичные: аудирование, понимание текста, грамматика и словообразование. Потом нужно ответить гипотетическому другу на несколько его элементарных вопросов. Впечатлений нет никаких. Можно, конечно, вспомнить, как организатор ужасным голосом назойливо напоминала нам о недопустимости шпаргалок… Не было и волнения — ​я готовился.


Все прошло чуть ли не идеально. Знаю, допустил пару ошибок — ​ну и черт с ними, бывает. То ли дело устная часть, там веселее. У экзаменаторов должны быть списки очередности вызова, но они разрешили вызываться по желанию. Я только рад: в списке был чуть ли не последним, а освободиться хотелось очень. Поднял первым руку, набралось четыре человека, и нас «под конвоем», запрещая перекидываться словами, отправили в другую аудиторию.




Я подумал: неужели мы четверо будем сдавать устный английский одновременно? На четыре голоса? И мои ожидания оправдались. Нам снова прочитали инструкции, мы сели за ноутбуки, отрегулировали наушники и громкость, организаторы ввели коды для активации экзамена — ​и мы приступили. И началась какофония!


Наушники были без звукоизоляции, и в наших ответах записывалась часть ответов других ребят. Мы были так сосредоточены, что не обращали друг на друга внимания, хотя чужие реплики даже несколько помогли мне построить свои. В голове остался лишь невообразимый поток звуков. Это было просто и утомительно. Нервы подогревали только организаторы, но и они почти не испортили общее впечатление.




Самое удивительное для меня как для человека, не списывающего принципиально, — ​это каким потоком посыпались шпоры с ребят после выхода. Вот мне и стало ясно, чего они так волновались: а вдруг спалят. Даже отличники выходили в туалет по четыре раза, а одного организатор чуть не спалил прямо там — ​шпоры тот быстро смыл в унитаз. В итоге оказалось, что их готовые ответы из пабликов VK были отчасти неверными, отчасти перемешанными. Но верные ответы тоже были. А вот на следующем экзамене, по русскому, заранее слитые ответы совпали с экзаменационными идеально. Это очень раздражает: готовишься, пишешь честно — ​а тут такое.


Общее впечатление — ​ну и ну.


Источник: “https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/11/80836-orgpytki”