"Человек дождя. 2 года у инвалида Надежды Федоровны Верховодовой дома льет настоящий дождь. Сезон начинается с весны. Летом квартира превращается в парник, а осенью потоп продолжается снова"



Старая больная женщина давно привыкла спать на кухне на табуретках и жить совсем без света.

С каждой пенсии она покупает в магазине несколько метров целлофана. В ливень он спасает (если можно так сказать) мебель, одежду. Килограмм муки, сахара и прочий запас бабушка хранит... в двух коробках из-под стиральных машинок. Коробки одолжили сердобольные продавцы из магазина. - Если польет дождь, хоть не сильно намокнет, - делится рецептом выживания больная женщина.

В доме под номером 120 по улице Есет-батыра Надежда Федоровна Верховодова живет уже 36 лет. За это время, говорит она, крышу ремонтировали только раз. После сильного урагана в 1981-м году. "Горисполкомовского" ремонта хватило более чем на 20 лет. До весны прошлого года.

В маленькой квартирке бабушки Нади с порога все заставлено коробками и узлами. Скромные пожитки аккуратно накрыты целлофановой пленкой. Стены, потолок и даже занавески покрыты густой плесенью. Едва вхожу в квартиру, одолевает желание немедленно оттуда выйти. Воздух стоит такой, что невозможно дышать. Форточки в квартире не открываются. От постоянного потопа разбухли рамы. Сама хозяйка постоянно болеет. За последний год она заработала себе бронхит.

- Я была несколько раз у заместителя акима города. В последний раз он посоветовал мне... обменять квартиру на нижний этаж. Но кто сюда пойдет? - чуть не плачет женщина. - Сама я своими силами сделать ремонт не могу - пенсия всего 5200 тенге. Акимат каждый год обещает помочь, но ничего не меняется.

- Чтобы перекрыть крышу, нужны техника, строители. Затраты тянут, как минимум, на 700 тысяч тенге. Откуда их взять, если в доме живут одни старики, - вступает в разговор соседка Верховодовой Тамара Федоровна Сторожева. - В свое время мы обращались в ПОК "Самал". Оттуда рабочие за наши же деньги застелили крышу над квартирой рубероидом. Но уже через два месяца опять пошла вода. Сейчас наш дом отделился. Мы организовали свой кондоминиум. Навели порядок в подвале, сами подметаем двор, но ремонт кровли... Это нам не под силу.

Тамара Федоровна учительница. В ее квартире тоже давно не включают свет. Отсырела проводка. Хозяева боятся, что в любой момент может произойти замыкание. Проверяя школьные тетради, Тамара Федоровна пользовалась старой настольной лампой. Чтобы ее включить, приходилось искать сухую розетку.

В тонущем доме каждый приспосабливается жить по-своему. Сосед бабушки Нади снизу, к которому вода все равно поступает, как бы она ее ни собирала, провел из-под люстры в зале шланг. Теперь дождевая вода попадает сразу в бак. Сама Надежда Федоровна приспособилась спать на табуретках на кухне. А соседи Сторожевы, если ночью пошел дождь, укрываются целлофаном. Но сначала вся семья поднимается по тревоге. И квартира заставляется ведрами, тазами и даже мисками.

Всю эту ситуацию, как выяснилось, в городском управлении коммунального хозяйства знают.

- Мы включили 120-й дом по улице Есет-батыра в список нуждающихся в ремонте, - ответила "Д" заместитель начальника управления Балкия КОЖАХМЕТОВА. - Всего таких домов по городу десять. В одних рушатся фасады, в других падают балконы. Если выделяемых акиматом денег хватит, кровлю отремонтируем обязательно. Специалисты проектного института на днях должны определить, какие в этих домах предстоят работы. Если в этом году не получится, на следующий год кровлю в 120-м доме отремонтируем обязательно.

Тем временем Надежда Верховодова и ее соседи продолжают закупать целлофан, всевозможные коробки и баки. Остается надеяться, что верхний этаж их дома не рухнет, пока в акимате будут искать деньги.